телефон 8-9127782707

общественной организации ПРАВОСОЗНАНИЕ

Чтобы наследник не платил долг по кредиту, собственник перед смертью подарил квартиру. Банк оспорил сделку

Чтобы наследник не платил долг по кредиту, собственник перед смертью подарил квартиру. Банк оспорил сделку

Чтобы наследник не платил долг по кредиту, собственник перед смертью подарил квартиру. Банк оспорил сделку

В рамках проекта «Безопасность сделок с жильем» Челябинская региональная общественная социально-правозащитная организация «Правосознание» не только разъясняет, как не попасться на уловки мошенников при совершении сделок с жильем, но предупреждает о том, что и самим не надо совершать действия, которые могут причинить тот или иной вред иным лицам. Приведем пример таких, не совсем честных, действий, которые были пресечены в судебном порядке.

Жительница Кизильского района Челябинской области взяла в банке кредит в сумме 119770,94 рублей под 17% годовых. При заключении кредитного договора она выразила свое согласие быть застрахованной по договору добровольного страхования, в соответствии с которым при наступлении страхового случая выгодоприобретателем первой очереди является Банк. Не выплатив полностью долг перед банком, женщина умерла, в связи с чем оплата по кредитному договору прекратилась.

Банк обратился в суд с иском к наследникам женщины, но решением Кизильского районного суда Челябинской области в удовлетворении иска было отказано, поскольку после смерти женщины наследники и наследственное имущество отсутствовали. Однако в ходе судебного разбирательства было установлено, что при жизни женщины между ней и ее дочерью, гражданкой К., был заключен договор дарения квартиры.

Банк счел, что данный договор был заключен женщиной с целью освобождения гражданки К., как наследника первой очереди, от погашения задолженности по кредитному договору. Банк вновь обратился в суд с требованием о признании недействительным договора дарения квартиры, заключенный между умершей заемщицей и гражданкой К., применении последствия недействительности сделки путем включения данной квартиры в наследственную массу и взыскании с ответчика в пользу банка задолженность по кредитному договору.

При рассмотрении дела в первую очередь было установлено, что на обращение банка в адрес страховой компании с заявлением о наступлении страхового события выплаты страхового возмещения банку не последовало. По пояснению страховой компании правовых оснований для выплаты страхового возмещения не имеется, поскольку смерть заемщика наступила от заболеваний, указанных в заявлении на присоединение к Программе страхования, и диагностированных до присоединения к Программе страхования, о наличии которых женщина не сообщила.

Далее суд установил, что после смерти заемщицы к нотариусу с заявлением о принятии наследства никто не обращался, наследственное дело не открывалось. Сведений о наличии на момент смерти женщины в собственности какого-либо имущества у суда не имелось. Однако, в соответствии с выписками из Единого государственного реестра недвижимости о переходе прав на объект недвижимости, в день смерти женщины была произведена регистрация перехода права собственности на квартиру на основании договора дарения.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что дарение квартиры являлось безвозмездным и было совершено между близкими родственниками – матерью и дочерью, в тот период, когда у матери имелось обязательство по возврату долга банку по кредитному договору, когда она доподлинно знала, что при наличии имеющегося у нее заболевания, о котором она не сообщила истцу при заключении кредитного соглашения и договора страхования, данное обязательство не может ею быть исполнено в таком объеме и такие сроки, которые установлены кредитным соглашением.

«Изложенные фактические обстоятельства дела в своей совокупности с достаточной степенью очевидности указывают на то, что спорный договор дарения был совершен… исключительно с целью недопущения взыскания на недвижимое имущество (как наследственное) по денежным требованиям перед банком, что нельзя признать добросовестным поведением», - указал суд.

Вынося решение, суд руководствовался следующими нормами права.

Ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, которой установлено, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Данному конституционному положению корреспондирует ст. 1 Гражданского кодекса РФ, согласно которой при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Абз. 1 п. ст. 10 Гражданского кодекса РФ, которым установлена недопустимость осуществления гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действий в обход закона с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения данного запрета суд на основании пункта 2 статьи 10 Гражданского кодекса РФ с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

В силу ст.ст. 166, 167 Гражданского кодекса РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Изучив все фактические обстоятельства, суд решил: исковые требования банка к гражданке К. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, взыскании долга по кредитному договору удовлетворить частично, признать недействительным договор дарения квартиры, применил последствия недействительности сделки и вернул стороны в первоначальное положение (отменил государственную регистрацию права собственности за гражданкой К. на квартиру, включил в состав наследственного имущества право собственности на квартиру) и взыскал с гражданки К., как наследницы, в пользу банка задолженность по кредитному договору в пределах стоимости наследственного имущества.

Решение вступило в законную силу в последних числах мая 2019 года.

Проект «Безопасность сделок с жильем» реализуется ЧРОСПО «Правосознание» с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Добавить комментарий

Другие новости

06 Июля 2017 г.

Thumb_13872865 Оспорено дарение недвижимости с целью не допустить обращения взыскания на него

Снежинский городской суд рассмотрел гражданское дело по иску гражданки И. к ответчикам Х. (отец и дочь) о признании недействительным заключенного между ними договора дарения земельного участка и садового дома, применения последствий недействительности сделки. В обоснование исковых требований она указала, что заключенный между ответчиками Х. договор дарения земельного участка и садового дома является мнимой сделкой, так как она была совершена без намерения создать юридические последствия, а с целью избежать обращения взыскания на указанное имущество.

28 Апреля 2011 г.

Конференция «Роль общественности в деятельности Уполномоченного по правам человека в Челябинской области. Практические аспекты взаимодействия»

Целью проведения конференции является популяризация института Уполномоченного по правам человека в Челябинской области.

29 Октября 2013 г.

Thumb_femida В г. Магнитогорске судят риэлтора, лишившего жилья трех потерпевших

В Правобережном районном суде г. Магнитогорска рассматривается уголовное дело по обвинению Закирова М.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 и ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.