по тел.: 8-912-77-82-707

КОНСУЛЬТАЦИИ ЮРИСТА ОРГАНИЗАЦИИ

Что необходимо для признания договора дарения денежных средств заключенным в устной форме

Что необходимо для признания договора дарения денежных средств заключенным в устной форме

Что необходимо для признания договора дарения денежных средств заключенным в устной форме

Недавно был опубликован «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2020)», утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 10 июня 2020 года. Челябинской региональной общественной социально-правозащитной организации «Правосознание» в рамках проекта «Безопасность сделок с жильем и финансами» видится интересным дело, которое описано в разделе «Разрешение споров, возникающих из наследственных отношений». Знание позиции высшего судебного органа в аналогичных ситуациях позволит гражданам выбрать верный способ защиты своих прав, связанных с жильем или финансами. Описанная далее ситуация содержится в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ № 9-КГ19-11.

Рассматривая данное дело, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу о том, что для признания договора дарения денежных средств заключенным в устной форме необходимо установить наличие реального факта передачи указанных денежных средств, а также наличие воли у дарителя на передачу денежных средств именно в дар.

Сообщается, что Е.О. обратилась в суд с иском к М.М. о включении имущества в наследственную массу, признании права собственности в порядке наследования, взыскании денежных средств.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 14 января 2018 года умерла Е., что подтверждается свидетельством о смерти.

Е.О. и М.Н. являются дочерями, а М.М. - внучкой наследодателя Е.

2 августа 2017 года Е. составила завещание, в соответствии с которым принадлежащую ей на праве собственности двухкомнатную квартиру она завещала: дочери - М.Н., внучке - М.М. и правнуку - Н. в равных долях - по 1/3 доли каждому.

Кроме того, после смерти наследодателя открылось наследство в виде денежных средств, хранящихся в банке.

Наследниками первой очереди по закону являются дочери Е. - Е.О. и М.Н., которые в установленный законом шестимесячный срок для принятия наследства обратились к нотариусу с заявлениями о принятии наследства, им были выданы свидетельства о праве на наследство по закону на вышеуказанные денежные средства (по ½ доли).

Данные обстоятельства подтверждаются сообщением нотариуса.

Обращаясь в суд с данным иском, Е.О. указала на то, что на момент формирования наследственной массы не все имущество умершей Е. было учтено, поскольку на день смерти Е. у нее имелись наличные денежные средства в сумме 1400000 руб., снятые ею 3 октября 2017 года в банке, и хранившиеся по месту ее постоянного жительства и незаконно присвоенные М.М.

По факту хищения денежных средств из ее квартиры Е.О. обращалась в полицию с заявлением, в ходе проверки которого М.М. сообщила полиции, что денежные средства в сумме 1400000 руб. бабушка Е. ей подарила, а она на указанную денежную сумму 5 ноября 2017 года открыла в банке вклад на свое имя, о чем бабушка знала. Постановлением от 15 мая 2018 года в возбуждении уголовного дела было отказано.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Е.О. о включении в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти Е., денежных средств в размере 1400000 руб., суд первой инстанции исходил из того, что факт нахождения крупной денежной суммы в наличном виде в квартире истца подтверждается показаниями свидетелей, при этом ответчиком М.М. ни договора дарения в письменном виде, ни каких-либо иных доказательств получения денежных средств от Е. в дар не представлено. Из этого суд сделал вывод об отсутствии правовых оснований нахождения спорной денежной суммы, принадлежавшей наследодателю Е., у ответчика М.М. и о необходимости включения этой суммы в наследственную массу.

Отменяя решение суда первой инстанции, и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции, руководствуясь п. 1 ст. 574 ГК РФ, в соответствии с которым договор дарения, сопровождаемый передачей дара одаряемому, может быть совершен устно, при этом исключений из данного случая, предусмотренных пп. 2 и 3 указанной статьи, по данному делу не имеется, пришел к выводу о том, что Е. при жизни выразила свою волю и безвозмездно передала деньги внучке М.М., следовательно, оснований для включения данной денежной суммы в наследственную массу после смерти Е. не имеется. Доказательств, наличия денежных средств во владении Е. на момент ее смерти, суду не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав следующее.

Согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии с п. 1 ст. 574 ГК РФ дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно, за исключением случаев, предусмотренных пп. 2 и 3 данной статьи. Передача дара осуществляется посредством его вручения, символической передачи (вручение ключей и т.п.) либо вручения правоустанавливающих документов.

Договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме в случаях, когда: дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает 3 тыс. руб.; договор содержит обещание дарения в будущем. В случаях, предусмотренных в данном пункте, договор дарения, совершенный устно, ничтожен (п. 2 ст. 574 ГК РФ).

Таким образом, договор дарения, как реальный договор, заключаемый в устной форме, считается заключенным с момента непосредственной передачи дарителем вещи во владение, пользование и распоряжение одаряемого. В связи с этим для признания договора дарения денежных средств заключенным в устной форме необходимо установить наличие реального факта передачи указанных денежных средств, а также наличие воли у дарителя на передачу денежных средств именно в дар.

М.М. в подтверждение своей позиции указывала в суде на действия наследодателя Е. при жизни, выразившиеся в снятии денежных средств со счета в банке, а также факт их передачи М.М. в дар. Однако доказательств, подтверждающих как намерение Е. подарить ей крупную сумму наличных денежных средств, так и реальную передачу наследодателем при жизни внучке М.М. в дар этих денежных средств, ответчиком не было представлено ни в суде первой инстанции, ни при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции.

Отсутствие в материалах дела доказательств, отвечающих требованиям относимости и допустимости, которые подтверждали бы факт заключения между М.М. и Е. устного договора дарения денежных средств в размере 1 400 000 руб., указывает на правильность вывода суда первой инстанции о недостоверности и бездоказательности объяснений ответчика М.М. относительно факта заключения данной сделки. Сопровождение М.М. бабушки Е. в банк свидетельствует лишь о намерении последней снять денежные средства со своего вклада, но не о желании Е. безвозмездно передать денежные средства, находившиеся на ее закрытом вкладе, в собственность ответчика.

Вопреки тому, что оснований для освобождения ответчика М.М. от доказывания в суде тех обстоятельств, на которые она ссылалась как на причину своих возражений против иска Е.О., не имелось, суд апелляционной инстанции лишь на основании пояснений ответчика посчитал доказанным, что Е. при жизни выразила свою волю и безвозмездно передала деньги внучке.

Вместе с тем, истец Е.О. суду представила доказательства того, что спорная денежная сумма после получения ее Е. в банке хранилась в квартире по месту проживания наследодателя и Е.О. Эти доказательства судом были оценены как достоверные и послужили основанием для вынесения решения об удовлетворении иска Е.О.

Суд апелляционной инстанции данные обстоятельства не учел и не дал им надлежащей правовой оценки.

Учитывая изложенное, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии правовых оснований для включения спорной денежной суммы в наследственную массу после смерти Е. Судебная коллегия признала не соответствующим требованиям закона и установленным по делу обстоятельствам.

Проект «Безопасность сделок с жильем и финансами» реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Добавить комментарий

Другие новости

31 Мая 2017 г.

Thumb_bsewy8ikyry Необходима ли регистрация права собственности на жилье, приобретенное в начале 90-х?

Зачастую на приеме юристов Челябинской региональной общественной социально-правозащитной организации «Правосознание» граждане задают вопрос о том, необходимо ли им сейчас регистрировать право собственности на объект недвижимости, если сделка была совершена в начале 1990-ых годов и была тогда же проведена регистрация в органах технической инвентаризации (БТИ).

17 Июля 2017 г.

Thumb_047525439701e8145b1c8a57a7ba49c1_lgcf8ef2 Вопрос с приема: правомерны ли действия управляющей организации по возложению задолженности за коммунальные услуги бывшего собственника жилья на нового?

На очередной прием юриста Челябинской региональной общественной социально-правозащитной организации «Правосознание» в рамках проекта «Безопасность сделок с жильем» обратилась гражданка Р., одна их жертв мошенников с жильем, приговор в отношении которых был вынесен в 2015 году. Мы неоднократно рассказывали о данном деле, в том числе о том, что потерпевшим гражданам суды начали возвращать квартиры, похищенные мошенниками. Но сегодня гражданка Р. пришла с новой проблемой. Она напомнила, что после вступления приговора суда в законную силу, решением суда был признан недействительным договор купли-продажи, заключенный между ней и гражданином Н. При этом судебным актом было восстановлено право собственности гражданки Р. на спорную квартиру.

07 Февраля 2017 г.

Thumb_sud Суд вернул жительнице Коркино дом, который у нее был похищен

Челябинским областным судом оставлено без изменения решение Коркинского городского суда по иску Доль Наталии Владимировны к Бабенко Игорю Александровичу, Бабенко Татьяне Алексеевне, Суворову Николаю Ивановичу, Завьяловой Светлане Петровне, Завьялову Андрею Юрьевичу, Завьялову Юрию Владимировичу о признании недействительными договоров купли-продажи земельного участка и жилого дома, признании недействительным договора дарения земельного участка и жилого дома, применении последствий недействительности сделок, признании права собственности на земельный участок и жилой дом.