телефон для консультации юриста: 8-912-77-82-707

по будням с 09.00 до 18.00 часов

Суд признал, что соглашение о прекращении трудового договора было подписано электронной подписью кем-то иным, а не работником

Суд признал, что соглашение о прекращении трудового договора было подписано электронной подписью кем-то иным, а не работником

Суд признал, что соглашение о прекращении трудового договора было подписано электронной подписью кем-то иным, а не работником

Челябинская региональная общественная социально-правозащитная организация «Правосознание» в рамках проекта «Помогать вместе» отмечает, что порой новые технологии (такие как электронная подпись) могут не только облегчить жизнь, но и создать дополнительные проблемы, разрешать которые придется в суде.

Истец, гражданин Г., обратился в Металлургический районный суд г. Челябинска с иском к банку и просил суд признать недействительным дополнительное соглашение к трудовому договору, признать незаконным и отменить приказ о прекращении (расторжении) трудового договора по соглашению сторон по пункту 1 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, восстановить в должности инкассатора, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, судебные расходы.

В обоснование исковых требований он указал, что с 2003 года работал в должностях охранника, инкассатора. В период временной нетрудоспособности приказом от 25 ноября 2020 года был уволен по соглашению сторон 03 декабря 2020 года.

Находясь на приеме у врача 03 декабря 2020 года, он получил на банковскую карту заработную плату примерно за 4 месяца, по телефону из управления кадрового администрирования ему сообщили о необходимости представить листок нетрудоспособности и срочно подойти в Управление, где ему объяснили, что 25 ноября 2020 года он подписал дополнительное соглашение к трудовому договору, дав добровольное согласие на прекращение действия трудового договора. Истец пытался объяснить, что физически в указанный день не находился на работе, болел и подписать ничего не мог. Ему вручили документ – проверка подписи на дату 26 ноября 2020 года к приказу об увольнении от 25 ноября 2020 года, из которого следует, что дополнительное соглашение подписано его электронной подписью 25 ноября 2020 года. Добровольного волеизъявления на заключение соглашения о расторжении трудового договора он не давал. Собственноручно вариант соглашения, изготовленный работодателем, не подписывал, с его содержанием не знакомился. С 24 ноября 2020 года по 03 декабря 2020 года был на больничном. Его ключ электронной подписи находился все время в подразделении инкассации в индивидуальном средстве хранения, ни одному сотруднику банка по акту приема-передачи он ее не передавал. Никаких действий 24 ноября 2020 года, направленных на подписание соглашения о прекращении трудовых отношений, не совершал, денежные суммы при увольнении поступили ему на карту до того, как он узнал об увольнении.

В судебном заседании мужчина дополнительно пояснил, что в период нахождения в отпуске или временной нетрудоспособности ключ электронной подписи хранится в отделе инкассации в индивидуальном средстве хранения, ключ от которого всегда находился в шкафу раздевалки для инкассаторов, в котором он также хранил бронежилет. Шкаф всегда был открыт, так как закрыть его в то время когда там находится бронежилет не реально.

Днем 25 ноября 2020 года он находился на собеседовании в другой организации, в связи с чем ключом электронной подписи воспользоваться не мог, сервисные карты в этот день не сдавал. Полагает, что соглашение о прекращении трудового договора было подписано кем-то из сотрудников банка.

Представители ответчика с исковыми требованиями не согласились, возражали против их удовлетворения. Также настаивали, что дополнительное соглашение о расторжении трудового договора от 24 ноября 2020 года пописано электронной подписью истца 25 ноября 2020 года в 06:51 (время московское).

Однако в судебном заседании был допрошен свидетель, который сообщил суду, что 25 ноября с 8:30 часов до 15:10 часов истец находился у них в организации. Обстоятельства нахождения истца в другой организации во время подписания соглашения о расторжении трудового договора также подтверждаются детализацией абонентского номера, представленной по запросу суда, согласно которой 25 ноября 2020 года в момент поступления входящего СМС в 08:00:54, а также исходящего звонка в 08:10:21 истец находился на ул. Новоградская, в 10:07:14 в момент несостоявшегося вызова находился по адресу ул. Чайковского, д. 183-а, в 10:21 - ул. Блюхера, д. 45, в 13:53:10 входящий звонок на телефон зафиксирован вновь по ул. Новоградская.

Таким образом, в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательств, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности, которые бы с бесспорностью подтверждали доводы ответчика о подписания дополнительного соглашения к трудовому договору самим истцом с использованием электронной подписи, либо подписание дополнительного соглашения иным лицом, но с ведома и по указанию гражданина Г., работодателем суду не представлены.

В связи с указанным, принимая во внимание установленные по делу юридически значимые обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что в рамках настоящего спора истцом представлены достаточные доказательства отсутствия у него намерения и воли на прекращение трудовых отношений, а также собраны достаточные доказательства, подтверждающие отсутствие гражданина Г. в подразделении банка в момент подписания соглашения к трудовому договору от 24 ноября 2020 года, а именно 25 ноября 2020 года.

Выслушав истца, представителей ответчика, заключение прокурора, полагавшего увольнение незаконным, в виду отсутствия воли истца на увольнение, исследовав материалы дела, суд удовлетворил требования в полном объеме: признал недействительным дополнительное соглашение к трудовому договору от 02 сентября 2003 года от 24 ноября 2020 года, заключенному между банком и истцом; признал незаконным и отменил приказ руководства банка 25 ноября 2020 года о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) с истцом по соглашению сторон по пункту 1 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации; восстановил истца в должности инкассатора с 04 декабря 2020 года; взыскал заработную плату за дни вынужденного прогула за период с 04 декабря 2020 года по 23 апреля 2021 года, компенсацию морального вреда и судебные расходы на оплату юридических услуг.

Уточняется, что банк обжалует решение суда.

Проект «Помогать вместе» реализуется с использованием гранта Губернатора Челябинской области, предоставленного Фондом «Центр поддержки гражданских инициатив и развития некоммерческого сектора экономики Челябинской области».

Добавить комментарий

Другие новости

30 Ноября 2020 г.

Thumb_180 Супружеская пара, доверившись «сотрудникам банка», перевела мошенникам 1,6 млн рублей

Челябинская региональная общественная социально-правозащитная организация «Правосознание» в рамках проекта «Безопасность сделок с жильем и финансами» с сожалением отмечает, что ни проходит и дня, чтобы в сводках правоохранительных органов не проходила информация о хищении у жителей Южного Урала личных финансов под видом звонков сотрудников банка. Об одном из таких случаев расскажем нашим читателям.

23 Августа 2016 г.

Thumb_72_big Новые меры социальной поддержки для «детей войны»

С 01 сентября 2016 года в Челябинской области начнет действовать закон «О дополнительных мерах социальной поддержки детей погибших участников Великой Отечественной войны и приравненных к ним лиц», который установит новую социальную категорию льготников.

02 Июня 2020 г.

Thumb_63 Признание займодавца банкротом не является основанием для изменения срока возврата всего долга

В рамках проекта «Безопасность сделок с жильем и финансами» Челябинская региональная общественная социально-правозащитная организация «Правосознание» продолжает разъяснять жителям Южного Урала различные правовые аспекты, которые возникают при исполнении кредитных договоров. Порой кредитор (займодавец) может предъявлять необоснованные требования, правовую оценку которым, скорее всего, должен будет дать только суд.